Саблино Саблинские пещеры и водопады

Ю.С. Ляхницкий (РГО, ВСЕГЕИ)
Ландшафт, памятники природы, этнос

Для конца ХХ и начала ХХ1 века характерен рост интереса и влечения людей развитых стран к природе. Становится очевидным, что искусственный урбанизированный ландшафт не может способствовать нормальному формированию и полноценной жизни человека, который по своей сути является частью природы. В связи с этим повсеместно активно развивается туризм, виды спорта и отдыха связанные с природой. Увеличивается поток туристов, отдыхающих в лесу, в горах, растет общий антропогенный прессинг на последние участки дикой природы. Соответственно усиливается и природоохранная работа – расширяется сеть заповедников, резерватов, национальных парков, памятников природы. В России пока все эти процессы несколько заторможены экономическими трудностями переходного периода, и в этих условиях, их негативные аспекты выходят на первый план. Повсеместно наблюдаются неконтролируемые попытки использования природоохранных территорий (ООПТ) в качестве коммерческих, экскурсионно - туристических объектов. Последние законодательные акты практически узаконили этот процесс. В самом этом факте ничего негативного нет. Многие замечательные объекты гибнут из-за отсутствия практического контроля, без рачительного хозяина. Плохо, что процесс этот идет совершенно стихийно, предприниматели не задумываются о своей роли и ответственности перед природой, обществом, а те, которые понимают это, совершенно лишены научно-методической поддержки со стороны государства. Приходится констатировать, что в России почти полностью отсутствует методическая и юридическая база использования природоохранных объектов. Нет практических научных разработок, направленных на гармоничное сочетание охраны и позитивного гуманистического использования природы, а те которые имеются, очень редко востребуются на практике.

Особенно тяжелое состояние памятников природы. По своему статусу они практически лишены действенной охраны. Решения об объявлении их ООПТ, увы, никак не влияют на практическое состояние этих объектов. Приходится констатировать, что массовое нарушение режима их охраны осуществляют не только частные лица, но и государственные органы или полугосударственные предприятия.

Примером могут служить происшествия в середине 90-х годов в Саблинском комплексном памятнике природы на территории Ленинградской области. Всероссийский проектный НИИ ГИПРОДОР, при реконструкции моста через реку Тосну, спроектировал, после «детальных исследований» на местности, без всяких согласований с природоохранными органами, организацию стройплощадки для монтажа многотонных мостовых конструкций прямо на территории ООПТ, в зоне строгой охраны - над полостями т.н. искусственных пещер. Сам проект предусматривал забивку свай по старинным выработкам, которые в это же время решениями областных и районных государственных органов обустраивались с целью организации экскурсионного объекта! Благодаря энергичным протестам местных природоохранников, работы были остановлены, а проект переработан. Увы, через несколько дней на этой же площадке, Тосненское ДРСУ организовало пескохранилище в сотни тонн весом и поставило многотонный экскаватор – на готовом пещерном экскурсионном маршруте начались обвалы. По счастливой случайности спелеологи, проводившие обустройство пещер не пострадали. Что же говорить о сохранности ООПТ, которые не имеют практического ежедневного надзора и охраны.

Жихаревская пещера в каньоне реки Лава, на территории ООПТ оказалась в такой степени заваленной мусором с ближайших огородов, что возникли сомнения – существует ли она вообще?

Показательна в этом отношении история «освоения» Воронцовской пещеры в Сочинском районе, на территории Сочинского национального Парка. Эта пещера – одна из крупнейших карстовых спелеосистем России, комплексный памятник федерального значения, геологический памятник Европейского значения, археологический памятник всероссийского уровня и т.д. Несмотря на все эти высокие ранги и степени формальной охраны, пещера была отдана в аренду коммерческой фирме, которая, якобы, осуществляла проект регламентированного туристического использования объекта, разработанный учеными. Сделано это было в тайне от разработчиков проекта. Предприниматели посчитали, что они вправе делать с пещерой все, что им заблагорассудится без всякой научной проработки вопроса. По их первоначальному проекту планировалось вырубить заповедный буковый лес и тысячелетний самшитник в зоне строгой охраны памятника у входов в пещеру и построить ресторан, большой санузел, башню подъемника и т.д. Надо добавить, что действие происходит не просто на территории рядовой ООПТ – это объект Сочинского Национального Парка. Действие разворачивалось на интенсивно закарстованном массиве, в зное формирования водных питьевых ресурсов Большого Сочи и больнелогических Мацестинских вод, в истоке реки Кудепсты, на участке интенсивного дробления регионального Монастырского разлома. Сантехнический вопрос предполагалось решать очень оригинально – санузел и напорный канализационный коллектор планировалось расположить в истоке реки Кудепсты и в заповедном карстовом каньоне. Уже на начальной стадии строительства прямо под санузлом вскрылся карстовый колодец…У самого входа в пещеру, у грота Прометея – в зоне строгой охраны, вопреки требованиям природоохранников, была выстроена каменная будка для билетерши, уродующая и искажающая облик этого прекрасного природного объекта. Вообще-то организация экскурсионного маршрута в Воронцовской пещере была необходима. Входные гроты пещеры ранее были завалены мусором, стали уничтожаться прекрасные натечные образования, например, исчезли все сталагмиты в Сталагмитовом зале. Проект, направленный на нормализацию ситуации был составлен нами совместно с Сочинским отделением РГО, но его осуществление, со всеми указанными «вольностями» было доверено почему-то коммерческой фирме без участия ученых. Как стало возможным проведение подобного «обустройства» без согласования с природоохранными органами, без экспертизы проекта, вопреки протестам ученых – геологов, экологов, спелеологов!?

Там же в Сочинском Национальном парке при попытке своевольного «обустройства экскурсионного маршрута, хищнически уничтожены уникальные палеолитические отложения в пещерах Навалишинская и Первомайская. Примеры хищнического отношения к пещерам и другим ГПП можно перечислять на нескольких листах…

Не случайно приведенные факты показывают ситуацию с хищническим использованием ООПТ на примере пещер. Они, благодаря своим эстетическим свойствам, большому интересу туристов, являются наиболее притягательными для коммерческого использования. К сожалению, в то же время, они являются и наиболее уязвимыми, легко ранимыми объектами. Всякий геологический памятник является по своей природе уникальным и невозобновимым. Можно вырастить лес, восстановить популяцию по нескольким особям, но геологический памятник – свидетельство истории нашей планеты, большая научная ценность, источник познания и вдохновения, при разрушении исчезает навсегда.

Пещеры, по своей природе, имеют существенную специфику. Часто они являются важными элементами экосистемы, как гидрологическая составляющая ландшафта – карстовый источник питьевых вод. В пещерах аккумулируются уникальные отложения древних геологических эпох, эродированных на поверхности. Там часто находят культурные слои с останками и орудиями наших далеких предков, бывают случаи находок бесценной палеолитической пещерной живописи – первых шедевров искусства человека. Там сохраняются редчайшие животные, родственники которых вымерли на поверхности земли десятки миллионов лет назад. Они служат естественными резерватами летучих мышей – рукокрылых. И при этом, пещеры часто являются замечательными по своей красоте природными творениями, казалось бы специально созданными для проведения экскурсий и показа широкой публике.

В одной только Англии функционирует около пятисот коммерческих экскурсионных пещер, а в России – единицы. И при этом эти пещеры эксплуатируются и обустраиваются чаще всего без надлежащей юридической основы, без согласования с природоохранными, а иногда и государственными органами, а самое главное – без составления грамотного проекта и разработки регламента (нормативов использования). Проектирование спелеологического подземного экскурсионного маршрута должно основываться на основе детального исследования морфологии, устойчивости естественных сводов, гидрологии, гидрохимии, минералогии, микроклиматологии, микробиологии, особенностей радиационного фона, радоновой опасности и т.д. Ясно, что спелеоинженерия - это венец научной спелеологии. Понятно, что коммерческой фирме или туристам – спелеологам такая задача не по плечу. Примеров можно привести множество. В Сочинском Национальном парке (в семидесятых годах) при попытке расширения взрывом входа в пещеру Ахунка уничтожены ценнейшие уникальные минеральные натечные образования: геликтиты и кораллитовые коры. В Башкирии при попытке оборудования пещеры Победы (Киндерлинская) сильно пострадали древние ледяные натечные образования, в Красноярском крае в пещерой Караульной также начал таить ледник…

Вопиющий случай произошел со знаменитой Борнуковской пещерой на реке Пьяне в Нижегородской области. Это был грандиозный гипсовый грот более сотни метров в длину и до 15 м в высоту. Стены пещеры были сложены полупрозрачными разноцветными гипсами и ангидритами. В изобилии встречались такие очень красивые разности гипса, как, селенит и марино стекло. В перекрывающих гипсы известняках часто встречалась ископаемая фауна. Восторженные описания пещеры оставили П.С. Паласс и В.В. Докучаев, а также многие другие геологи, ее планы и фотографии фигурируют во всех монографиях, буклетах и альбомах по природе Нижегородской области. В советское время рядом с пещерой был организован карьер для добычи гипса, из которого на местной фабрике изготовлялись мелкие поделки. В результате, этот памятник мирового класса, в конце концов, был просто взорван. Замечательный экскурсионный объект, который бесконечно долго мог кормить всю деревню Борнуково и славить красоту Нижегородской земли, был уничтожен. Затем закрылась фабрика, теперь доживает свои дни деревня…Только теперь власти пытаются исправить положение, ищут спонсоров, специалистов. Нам довелось обследовать остатки пещеры для выяснения возможности ее использования в качестве экскурсионного объекта. К сожалению, от пещеры остался очень небольшой реликт полости между дальней от обрыва стеной и, образовавшемся при взрыве, грандиозном крупноглыбовом завалом. Для массового туристического использования этот объект не пригоден. В то же время, существует возможность вскрытия за завалами, второго «Темного» зала Борнуковской пещеры. Есть надежда, что найдутся организации, которые возьмут на себя финансирование этих работ, и мы, хотя бы частично, сможем вернуть Миру этот замечательный памятник.

Вопреки распространенному мнению, ярким негативным примером обустройства является освоение Новоафонской (Анакопийской) пещеры в Абхазии. Ее проект был составлен таким образом, что входной туннель, пробитый в известняковом массиве, вошел в самую нижнюю точку спелеосистемы и при паводках затапливается в первый же момент, создавалась опасность оказаться в западне всем посетителям. Исправляя ошибку, пришлось пробить еще один водоотводной тоннель, для сброса паводковых вод. Первый же паводок завалил входные ворота в этом тоннеле селем, так что закрывать их уже стало невозможно. В результате был полностью нарушен естественный микроклимат. Для освещения гигантских залов были использованы мощные шахтные прожекторы, тепло от которых быстро нагрело пещеру и превратило ее в подобие теплицы. Теперь там не только бурно развиваются сине-зеленые водоросли, лишайники и мхи, но, местами, и папертники. Многие участки, например, уникальный туфовый каскад в зале «Тбилиси», приобрели грязно- зеленый цвет из за бурного развития микроскопических водорослей и лишайников. В процессе обустройства была уничтожена значительная часть замечательного натечного кальцитового убранства пещеры. Микроклимат системы утрачен практически безвозвратно, наблюдения над ним практически не велись. Видимо, пещере уже нанесен непоправимый ущерб. В начале перестройки мы, в качестве экспертов РГО, осматривали пещеру и сделали ряд предложений по ее спасению, но начавшаяся вскоре война, сделала их претворение в жизнь невозможным.

На мелком притоке реки Оредежа в Ленинградской области, недалеко от имения Набокоава, находится уникальная суффозионно-эрозионная «Святая» пещера. Это крупный живописный грот с небольшим потоком. Он ничуть не уступает по своим размерам и эстетическим характеристикам некоторым карстовым пещерам Кавказа или Урала. Пока его охрана и проведение организованных экскурсий не осуществляются, а ведь этот уникальный псевдокарстовый объект достоин внимания.

Летом 2005 г Академией Наук Башкортостана был проведен очень интересный семинар по памятникам природы в рамках «ProGeo». Одним из объектов замечательных экскурсий была знаменитая «Ледяная Аскинская» пещера. Это колоссальный грот с микроклиматом «холодного мешка», в котором накапливается многолетний лед. За последние годы, когда зимы были теплыми, количество натеков уменьшилось, но все равно, еще сохранились ледяные сталагнаты высотой до 15 м. Весь пол пещеры покрыт «скульптурными группами» из причудливых ледяных сталагмитов. Конечно, этот объект достоин внимания, но делать его объектом массового туризма строго противопоказано. Лед начнет таить и чуду придет конец. Кто поручится, что завтра предприимчивый делец не организует туда массовые экскурсии? Охрана пока отсутствует.

Все выше сказанное свидетельствует о необходимости изменения сегодняшнего положения, когда уникальные геологические памятники природы, по сути, не имеют хозяина. Необходимо создание специализированного органа контролирующего ситуацию с геологическими памятниками, соответствующей юридической и научно-методической базы регламентирующей вопросы практической охраны и их экскурсионно-туристического использования. Такой государственный орган мог бы, по аналогии с Научно-Производственными Центрами Министерства Культуры, взять на себя функции охраны и использования геологических памятников природы (ГПП). Очень важно - кто будет осуществлять эти функции. Мало образовать такой НПЦ при одном из департаментов министерства Природных Ресурсов, надо добиться его эффективной работы. В настоящий момент наибольший объем работ в области изучения и учета ГПП выполнен в Санкт-Петербурге во ВСЕГЕИ и музее им. Чернышева. К сожалению, и они не вполне соответствуют насущным практическим нуждам момента, т.к. были ориентированы, в основном, только на учет памятников. Основной идеей этих работ было объявить все наиболее ценные объекты строго заповедными и сделать их недоступными для использования. Результат налицо! Оставшиеся без хозяина, без контроля многие из них уничтожены! Где аметисты «Мыса Корабль», где рубины «Раиса» ? Десятки уникальных минералогических и палеонтологических памятников хищнически разграблены, а они могли бы радовать глаз и воспитывать молодежь.

Сейчас главное не потерять время, накопленный материал позволяет перейти к решению следующей важнейшей задачи – фиксации фактического состояния, организации мониторинга памятников, разработки проекта действенных юридических документов по охране и использованию ГПП и, самое главное - научно – методической директивной базы проектирования природоохранных экскурсионно-туристических центров, обустройства и использования сложных и легкоранимых природных объектов. Необходимо добиться, чтобы все организации и физические лица, пытающиеся использовать геологические памятники, действовали в рамках жесткого регламента, единых для всех «правил игры», не допускающих возможности причинения ущерба природным объектам. Дело за решением МПР. При этом, надо иметь в виду, что дополнительных средств для создания этого органа почти не потребуется. Можно использовать существующие органы МПР, с привлечением специалистов, а в дальнейшем эта деятельность даст значительный экономический эффект, как в виде налогов, так и как следствие оживления экономики и оздоровления социальной и экологической ситуации.

Сейчас уже ясны основные принципы организации таких контролируемых и регламентировано используемых геопарков:

  1. Организация на основе комплекса исследований, разработки профессионального проекта, опирающегося на регламент объекта.
  2. Функционирование природоохранной, экскурсионно-туристической организации на основании договора с субъектом РФ. При нарушении природоохранных положений регламента договор расторгается, и организация теряет свои права по контролю и эксплуатации объекта. Субъектом контроля ГПП могут быть общественные, государственные организации, и коммерческие структуры, обеспечивающие природоохранную функцию путем привлечения на договорной основе специалистов-ученых.
  3. Профессионализм исполнителей – стратотипы должны охранять статиграфы, местонахождения ископаемой фауны – палеонтологи, пещеры – ученые спелеологи. Если использование ГПП ведет коммерческая структура, она должна заключать договора с профессионалами - учеными, для разработки грамотных проектов и осуществления мониторинга состояния объекта.
  4. Самоокупаемость или сведение затрат к минимуму. Работы организаций ведущих экскурсиронно-туристическое использование и охрану ГПП могут быть и должны, во многих случаях, окупать себя. По сути, первичной задачей должна являться именно охрана ГПП, а средства для ее осуществления можно получать при организации туризма.
  5. Зонирование ГПП с выделением зон, разной целевой направленности и степени охраны, в том числе: заповедные, экскурсионно-туристические, рекреационные и т.д. Рекреационные и экскурсионные зоны, как правило, должны составлять меньшую часть территории, а основная часть памятника – заповедоваться и надежно охраняться.
  6. Локализация нагрузки на специально оборудованных экскурсионных, экологических, рекреационных маршрутах (экологических, экскурсионных тропах).
  7. Проведение частичной, продуманной регламентированной музеефикации экскурсионных зон, что позволяет сохранять объекты и улучшать образовательный, воспитательный процесс.
  8. Ограничение интенсивности экскурсионного процесса при эксплуатации ГПП допустимыми нормативами антропогенного прессинга, организация постоянного мониторинга.
  9. Природоохранная, геоэкологическая, воспитательная, образовательная концепция деятельности. Разработка комплексных программ охраны и использования различных вариантов экскурсионных маршрутов. Пещеры «ужасов» и подземные рестораны принесут только вред. Подобное использование ведет к гибели природных объектов и развращению народа.
  10. Проведение общего экологического оздоровления территории памятника, его буферных зон и сопредельных районов.
  11. Вынесение туристической инфраструктуры, объектов сферы услуг на сопредельные территории или размещение их в ранее урбанизированных зонах памятников.
  12. Минимизация штата администрации памятников: директор, зам. по научно-методическим вопросам, бухгалтер, 3 экскурсовода и 3 сторожа – охранника.
  13. Организация сопутствующей рекламной, агитационной, просветительской деятельности, продажа сувениров, буклетов, альбомов и т.д.

Конечно, в этом нет ничего сложного, беда, что это почти нигде не соблюдается!

Необходим серьезный научный подход к оценке значимости и выбору объектов для использования и обустройства. Должны быть разработаны системы бальной оценки объекта, как коммерческой, так и в качестве собственно памятника природы, которые, конечно, совсем не обязательно должны совпадать. Совершенно необходимо учитывать «эмоционально – эстетический потенциал», особенности восприятия объекта, которые в настоящее время считаются «не научными», лишними и практически отбрасываются при анализе. Кстати из-за этого многие «скульптурные» скалы, привлекающие внимание, радующие глаз, рождающие массу мыслей и эмоций у людей, но не являющиеся, стратиграфическим или петрографическим ГПП, потеряли всякий природоохранный статус, со всеми вытекающими последствиями. А ведь при таком формальном подходе можно и «Красноярские столбы» вычеркнуть из списка охраняемых объектов. Надо наконец понять, что памятники – не собственность ученых геологов, а национальное общенародное достояние и мы призваны их охранять и использовать во благо народа, человечества и его будущего.

Между прочим, на Украине сделана попытка разработки системы оценки ГПП на примере пещер Крыма. Это диссертационная работы Е.А. Лукьяненко « Конструктивно-географические основы охраны и использования карстовых пещер Горного Крыма». Она не лишена недостатков, но основная концепция бальной оценки, справедлива. К сожалению, постановка такой темы, для разработки научно-методических основ охраны и использования ГПП у нас пока не встречает поддержки, несмотря на ее очевидную необходимость. Геологические памятники по всей России гибнут на наших глазах из-за отсутствия «правил игры» и безграмотности арендаторов и владельцев.

Нельзя сказать, что необходимость перемен никто не понимает. Увы, как обычно, ищут благих примеров за рубежом и все чаще пишут о них. Конечно, система охраны и использования природного потенциала на Западе для нас пока трудно достижимый идеал. Только не надо забывать какие ошибки они совершали. Например, при массовой демонстрации палеолитической живописи толпам туристов в Альтамире и Ляско, и сколько сил, средств им потом пришлось затратить на реанимацию ситуации, которую полность исправить уже невозможно. Давайте учиться на их ошибках, а не повторять их. Дело в том, что большинство наших ученых, не говоря уже о чиновниках, не представляет себе, как надо строить свою систему охраны и использования природного наследия, как в существующих условиях организовывать на базе ООПТ регламентировано используемые экскурсионно-туристические природоохранные центры. Возьму на себя смелость утверждать, что это вполне возможно и даже совершенно необходимо. Было бы желание и знания. Наглядным позитивным примером охраны и использования ГПП может служить организация Саблинского природоохранного экскурсионно-туристического центра. Этот эксперимент был начат нами в 1990 г. Сейчас можно ответственно утверждать, что он убедительно показал вполне позитивный результат, который может быть широко использован в масштабах всей России.

В начале девяностых годов, когда на Западе еще только дискуссировалась концепция «геопарков», мы уже проводили практические работы по спасению Саблинского памятника природы. Он был объявлен еще в 1976 г, но охраны его, практически, не велось, и на тот момент, он сильно деградировал. Территория ООПТ застраивалась, была завалена множеством свалок, пещеры обрушались, в них хозяйничали хулиганы, сатанисты, наркоманы, часто терялись люди, проводить там экскурсии было просто опасно. Сейчас ситуация в корне изменилась. Саблинский комплексный памятник природы, один из наиболее ценных на северо-западе России. Он расположен в 40 км. от Санкт-Петербурга. Там находится 12 искусственных пещер (бывших горных выработок, существенно переработанных природными процессами), два водопада, каньоны рек Саблинки и Тосны, многочисленные скальные обнажения горных пород кембрия и ордовика, являющиеся стратотипами отложений северо-запада Русской плиты, палеонтологические и минералогические объекты, минеральные источники, а также достопримечательности связанные с историей и культурой России. В 1992 г. по инициативе общественности (спелеологи, геологи, экологи) руководство Ленинградской области приняло решение о начале работ по созданию Саблинского природоохранного экскурсионно-туристического центра (геоэкологического заказника). Его основная концепция – организация действенного контроля состояния ООПТ и ее охраны на средства, получаемые от регламентированной экскурсионно-туристической деятельности. Творческий коллектив, состоящий из профессионалов спелеологов, геологов, экологов, горняков ВСЕГЕИ и др. организаций, успешно осуществил работы исследовательского и проектного этапов. Они велись на средства природоохранных фондов Ленинградской области и Тосненского района. Комплекс исследовательских работ включал: геоэкологические, топографические, биологические, спелеологические, микроклиматические, радиационные, радоновые, гидрологические, гидрохимические, горнотехнические и др. исследования. Проектные разработки осуществлялись с помощью проектных институтов и НИИ «Гипрогор», Гипроруда, ВНИМИ. Специально разрабатывались мероприятия для обеспечения безопасной зимовки рукокрылых. Созданный проект был положительно оценен Экологической экспертизой, руководителями Тосненского района, природоохранной общественностью, геологами и спелеологами. Далее начался процесс регламентированного обустройства памятника. В пещере Левобережная был оборудован подземный экскурсионный маршрут, включающий крепление неустойчивых участков, бетонирование оголовков входов, регулирование гидрологического и микроклиматического режимов, прокладку экскурсионной тропы и т.д. Было проведено первоочередное обустройство на поверхности (каменные лестницы на крутых склонах на маршруте), начато ограждение наиболее ценных участков памятника. Установленный режим способствует сохранению экосистемы при локализации потока посетителей на экскурсионных, экологических тропах, в рекреационных зонах. Эти мероприятия способствует также успешному проведению учебного процесса Гос. Университета в ходе летних студенческих практик. Студенты осматривают самые свежие и доступные обнажения в пещере, где прекрасно видны все тонкие фациальные особенности древних отложений кембрия и ордовика (косая слоистость, текстуры перемыва, отстойники и т.д.).

Для контроля и охраны памятника была создана общественная некоммерческая организация, в которую вошли специалисты – спелеологи, геологи, экологи, туристы, деятели культуры. Сейчас успешно ведется круглосуточная охрана пещеры Левобережной, патрулируется территория памятника, круглогодично проводятся экскурсии. Разработано несколько вариантов экскурсионных маршрутов. Осуществляются автобусные и пешеходные, экскурсии, «спелеологический поход» с водным (лодочным) участком подземных озер и т.д. Экскурсанты осматривают, кроме пещеры, две каньонообразные долины рек, водопады, живописные скалы, минеральные железистые сероводородные источники. Им показывают синие кембрийские глины с кристаллами пирита, ордовикские органогенные известняки с окаменелостями ортоцератитов, брахиопод, трилобитов и т.д. Там же находятся интереснейшие достопримечательности. Стоянка князя Александра Невского перед битвой со шведами, место, где находилось имение графа А.К. Толстого – «Пустынька», знаменитый валун В.С. Соловьев, рядом с которым он любил отдыхать, писать стихи, и т.д. Охрана территории ведется при сохранении существующего уровня антропогенной нагрузки на урбанизированных площадях и не допускает ее усиления. Зоны строгой охраны удается, оберегать от чрезмерного посещения туристами.

Опыт создания Саблинского природоохранного экскурсионно-туристического центра, в целом, свидетельствует, что выбранное направление работ отвечает поставленной задаче и способствует как улучшению состояния объекта, так и проведению воспитательной, образовательной работы, а также облагораживает общую экологическую и социальную ситуацию в районе. По сути, это первый в России «геопарк», о которых так много говорят, но, к сожалению, для создания которых практически ничего не делается. При этом надо подчеркнуть, что создавался он в рамках существующего законодательства, и существует уже 5 лет, несмотря на все трудности нашего времени. За эти годы его посетили десятки тысяч школьников, семейные группы, люди самых разных возрастов и профессий. Особенно важно, что Саблино посещают школьники, подростки, многим из которых увиденное «открывает глаза» на красоту родной природы, геологию, экологию, спелеологию. В ходе экскурсии они 3 - 4 часа слушают лекции и одновременно осматривают замечательные природные объекты. Конечно, воспитательная польза от таких экскурсий намного превышает результаты посещения музеев и классных занятий.

Другой пример позитивного преобразования ГПП связан с работами по спасению уникальной для Восточной Европы пещерной палеолитической живописи в Каповой пещере (Шульган-Таш) в Башкортостане. Она находится на р. Белой в ее широтном течении, к югу от осевой части Башкирского антиклинория на территории Гос. Заповедника Шульган-Таш. Этот объект является комплексным памятником (ГПП и Культуры) мирового значения, это единственная пещера в РФ, где имеется разнообразная, сравнительно хорошо сохранившаяся древняя живопись, возраст которой около 15 тысяч лет. В недавнем прошлом пещера посещалась туристами, которые проходили по необорудованной пещере прямо по воде и грязи до палеолитических рисунков. Сейчас, благодаря работам, которые осуществляет министерство Культуры и Национальной Политики Башкортостана с привлечением наших специалистов (ВСЕГЕИ, РГО) удалось разработать локальный экскурсионный маршрут в небольшом привходовом районе пещеры и прекратить доступ к оригиналам рисунков вглубь пещеры. Туристы осматривают многочисленные копии древних рисунков, гигантскую Главную Галерею, величественный входной грот Портал. Ведется бережное, хорошо продуманное и обоснованное комплексными исследованиями, обустройство второй очереди маршрута с вертикальной составляющей. Экскурсанты смогут подниматься на промежуточную террасу галереи и осматривать входную часть пещеры сверху, что значительно усилит эмоциональное воздействие от посещения пещеры. Концепция создания регламентированного маршрута в привходовом участке пещеры была одобрена французским экспертами, посетившими пещеру в 2004г. К сожалению, часть рисунков гибнет из-за избыточных притоков в пещеру воды. Но уже разработан комплекс мероприятий по отводу воды и закреплению живописи, коррекции гидрологического режима и микроклимата пещеры. Планируется проведение реставрации живописи. Кроме того, разрабатывается проект создания на базе этого уникального памятника современного Историко-Археологического, Ландшафтно-Спелеологического культурного, просветительского центра в ранге музея - заповедника, инфраструктура которого будет вынесена с ООПТ, так, чтобы экскурсанты не наносили вреда природе заповедника. Мы надеемся, что претворение этого проекта в жизнь станет значительным успехом в деле охраны природы и памятников истории России.

Другой интересный проект, разработанный нашей группой, связан с обустройством Староладожской пещеры находящейся на территории Староладожского музея-заповедника и одноименного геологического памятника природы. В пределах ООПТ находятся две пещеры. Одна из них – «Таничкина», является крупным резерватом рукокрылых, где они проводят спячку. К сожалению, охрана ее до сих пор не организована. При организации экскурсионного маршрута в небольшой Староладожской пещере, планируется организовать охрану «Таничкиной» пещеры на средства, получаемые от туристического использования «Староладожской». К сожалению, бюджет Ленинградской области пока не позволяет осуществить этот проект на практике. Староладожская пещера находится в антисанитарном состоянии, завалена мусором, затоплена, а Таничкина - подвергается не санкционированному посещению «диких» туристов, даже в зимние сезоны, что очень пагубно влияет на сохранность популяции рукокрылых.

Очень интересный проект создания музея «Горного дела, геологии и спелеологии» в шахте Пешеланского гипсового завода «Декор-1» вблизи Арзамаса, осуществлен нами совместно с местными горняками, при финансировании работ холдингом «Синь России». Это первый в РФ шахтный музей, где посетители смогут познакомиться азами этих мало известных в настоящее время в народе, наук и насладиться красотами подземного мира. Горячее одобрение и благодарность должны испытывать геологи, да и все россияне, по отношению к людям, не жалеющим средств для создания подобных природных музеев.

Работа с пещерами, как и со всякими природными объектами, требует профессионализма. Увы, в наших институтах спелеологов не готовят. Прошу не путать очень мною уважаемых спелеологов – туристов с учеными. Только пройдя сложный путь самообучения, основываясь на знаниях геологии, микроклиматологии, гидрогеологии, результатах многих десятков экспедиций, опираясь на труды и опыт спелеологов и карстоведов старшего поколения, таких как Г.А. Гвоздецкий и В.Н. Дублянский, можно подходить к проблеме безопасного использования и обустройства пещер.

Сейчас нами сформирована группа ученых, исследователей спелеологов из сотрудников ВСЕГЕИ и комиссии Спелеологии и Карстоведения Русского Географического Общества, которая имеет богатый опыт работ по комплексному исследованию крупных сложных спелеосистем и проектированию на их базе экологически безвредных экскурсионных маршрутов. Это, в принципе, позволяет разработать необходимые научно-методические нормативы безопасного использования объектов геологического наследия, в экскурсионных, воспитательных и образовательных целях. При решении судьбы ценных пещер, наши знания и наработки могут оказаться очень полезными, но пока они почти не востребованы.

К сожалению, позитивные тенденции в охране ГПП России еще очень слабы. Большое негативное влияние на эти процессы имело сворачивание и постоянное реформирование системы экологических природоохранных органов, отсутствие правовой базы регламентированного использования ГПП и специализированного государственного контролирующего органа, отвечающего за охрану геологических памятников.

Необходимо в кратчайшие сроки решить эти пробелы в организации практической охраны нашего геологического наследия. Главное, перейти от разговоров об охране и восхищения западными достижениями к практическим работам по созданию контролируемых «геопарков», природоохранных центров, музеев – заповедников. Процесс этот должен осуществляться в рамках жестких регламентов, на основании профессиональных исследований и проектов. Конечно, этот процесс должен стимулироваться законодательными актами, но и существующее юридические нормы позволяют успешно проводить регламентированное использование геологических памятников. Главное, чтобы оно велось в рамках обоснованных начно-методических нормативов. Эксплуатация объектов геологического наследия возможна только при проведении постоянного комплексного мониторинга, что позволяет во время ввести коррективы в регламент и не допустить нанесения природе непоправимого ущерба.

Надо помнить, что памятники природы, являясь наиболее эстетически и интеллектуально значимыми элементами ландшафта, оказывают огромное эмоциональное и воспитательное воздействие на детей, на подрастающее поколение и являются, поэтому этносформирующим, этносподдерживающим фактором. Без этих «жемчужин» ландшафта, народ постепенно превращается в «народонаселение», теряя культуру, свои национальные особенности, любовь к природе, к родной стране. Спасти их - наша обязанность!

Литература:

  1. Лапо А.В. Проблема сохранения и рационального использования геологического наследия. //Региональная геология и металлогения.- 2005.- № 23.С.51-59.
  2. Ляхницкий Ю.С., Чуйко М.А. Комплексное исследование Каповой пещеры. //Пещеры.- 1999.- Вып.25/26. – С. 21-37.
  3. Ляхницкий Ю.С. Комплексное исследование Воронцовской системы пещер и ее состояние. // Проблемы экологии и охраны пещер.- Красноярск, 2002 – С.98-101.
  4. Ляхницкий Ю.С. Научно-методические основы охраны и использования пещер, как памятников природы.// Проблемы экологии и охраны пещер. – Красноярск, 2002 - С.127 – 130.
  5. Ляхницкий Ю.С. Охрана и использование Саблинского памятника природы. //Проблемы экологии и охраны пещер. – Красноярск, 2002 - С.162 – 163.
  6. Ляхницкий Ю.С. «Шульганташ» (иллюстрированный альбом по Каповой пещере). «Китап» Уфа, 2002.- 200 с.


Официальный сайт Ленинградской областной общественной организации "Сохранение природы и культурного наследия", обладающей эксклюзивным правом ведения деятельности на территории Комплексного памятника природы "Саблинский".
Телефон/факс (812) 320-87-29, e-mail: sablinonet@yandex.ru
Сертификат № РОСС RU.У273.М04167